«Спасибо, что не избили и не ограбили»

«Спасибо, что не избили и не ограбили»

Размеренная и тихая жизнь в пригороде, в собственной квартире является пределом мечты для многих. Москвичка Настя, наоборот, оказалась тотально не готова к жизни в Подмосковье — теперь девушка сдает свою ипотечную квартиру в пригородной новостройке, а сама вернулась в съемную комнату в Хамовниках.

Запах свободы

Настя выросла в небогатой московской семье — вместе с родителями и братом они жили в небольшой двухкомнатной квартире в Медведково. На третьем курсе она пошла работать, и через некоторое время смогла поселиться в собственной комнате — в складчину с однокурсницами они сняли трехкомнатную квартиру в Царицыно, где жили сначала вшестером, а потом, к окончанию института, уже вчетвером — одна из девушек вышла замуж, другая сняла отдельное жилье.

После окончания вуза Настя устроилась в пиар-агентство — сначала стажером, потом младшим ассистентом, а к 26 годам, уже в другой конторе, заняла должность аккаунт-менеджера. К этому моменту девушка снимала отдельную квартиру — «однушку» в Солнцево. «До 25 лет я все время жила в одной комнате с кем-то — сначала с братом, потом с однокурсницами, так что, переехав, радовалась как безумная, — рассказывает девушка. — Потом меня, конечно, “накрыло” пониманием, что я живу, в общем-то, в жопе мира и дорога на работу у меня занимает по два часа в один конец. При этом почти каждое утро я пропускала нужный автобус, заказывала такси до железнодорожной станции, потом тряслась в переполненной электричке, а после еще и на метро. На работу приходила уже с желанием убивать. И всегда опаздывала: во сколько ни выйди — все равно что-то пойдет не так». Кроме того, теперь каждая тусовка с друзьями стоила Насте куда дороже, чем раньше, — такси до дома стабильно обходилось девушке в 800-1000 рублей. «Мы с друзьями встречались два-три раза в неделю стабильно — ходили на ночные кинопоказы, дегустации, просто в бары, — говорит девушка. — Плюс по работе обычно пару раз в месяц бывали какие-то вечерние мероприятия в городе».

Квартира — лучший подарок

Так Настя прожила чуть больше года. Потом ее отец получил наследство от своих пожилых родителей, и они с матерью решили сделать детям подарки — младшему сыну оплатили учебу в Праге, а старшей дочери решили помочь с первоначальным взносом на квартиру. «Это была такая неожиданность, я не привыкла к крупной денежной помощи. Села просматривать варианты и быстро поняла, что даже в Солнцево с нашим бюджетом рассчитывать особо не на что, — говорит девушка. — К тому моменту уже очень много вариантов предлагалось в пригородах — застройщики рекламировали (и продолжают) свои ЖК как "идеальные для жизни", "в 15 минутах от метро", "со всей инфраструктурой" и т.д. Конечно, я не дура и понимала, что все достоинства таких домов слегка преувеличены, но выбора особо не было. Или продолжать копить на первый взнос и через пару лет попробовать присмотреть что-то в Москве (много откладывать не получится — я же снимала квартиру), или брать Подмосковье. Мне очень хотелось поскорее поменять свою жизнь — и я выбрала второе».

Денег хватило на однокомнатную квартиру на первом этаже дома в одном из пригородных ЖК на востоке Подмосковья. Ипотеку Настя получила без проблем — стабильная работа с достаточным доходом, хорошая кредитная история, первоначальный взнос в 20 процентов. В месяц выходило чуть больше 30 тысяч — сумма терпимая, но одновременно снимать квартиру и платить ипотеку было уже сложновато. Прожив так один месяц, Настя стала думать над вариантами «вписок». «Дом достраивался через полгода, и это время надо было как-то жить, — говорит девушка. — Сидеть на гречке с водой мне не хотелось, отказываться от тусовок с друзьями — тоже. Поэтому стала думать, как сэкономить на жилье. Первый вариант был — переехать на полгода к родителям, они мне и сами его предложили, тем более что брат учился в Праге. Я перевезла вещи, переехала сама. В принципе, мы жили нормально, почти без скандалов, хотя заново притираться друг к другу на одной жилплощади было тяжеловато. Особенно напрягал преувеличенный контроль — почему я так поздно прихожу и все в таком роде. Блин, мне 27 лет, я работаю в серьезной компании, я не могу и не хочу к 22:00 каждый день быть дома!»

Москва, Центральный округ

И тут очень кстати подвернулась еще одна «вписка»: «Мы встречались с однокурсниками, сидели в кафе, вспоминали прошлое — и тут Марина, одна из моих бывших соседок по Царицыно, рассказывает: у нее запланирована поездка на месяц в Индию, комната будет свободна — если я хочу, могу спокойно пожить. К тому моменту она жила уже в Хамовниках. Вместе с коллегами по работе, журналистками и фотографами, они снимали просторную "трешку" в сталинском доме». Подруга даже не взяла с нее денег — надо было просто оплатить ее долю за интернет и коммунальные услуги и уделять внимание коту. В квартире жили еще две девушки, Настиного возраста и чуть старше, и за месяц они сдружились: вместе занимались уборкой, переклеили обои на кухне, смотрели кино и болтали вечерами, ходили на выставки и по барам, благо теперь домой можно было при желании дойти хоть пешком.

Когда Марина вернулась из своего трипа, они еще какое-то время делили комнату с Настей, потом та переехала пожить к другой соседке, Ренате. «Странно, но у меня вообще не было ощущения, что я их обременяю, — говорит Настя. — Все-таки это чувствуется обычно. А тут девчонки очень прониклись ситуацией, понимали, что это на несколько месяцев, и я стала вкладываться в хозяйство — покупать продукты, помогать с готовкой и уборкой, взяла на себя оплату коммунальных услуг. В общем, несколько месяцев пролетели незаметно».

Фальшивые елочные игрушки

Насте повезло — ее дом достроили не просто в срок, а даже чуть-чуть раньше. И в октябре 2016 года она уже перевезла туда свои вещи. Квартира была «в бетоне», и девушка решила, что к Новому году надо отремонтировать хотя бы кухню. Соседки по Хамовникам с радостью согласились помочь — к ноябрю были готовы и кухня, и санузел. «Сначала мы загорелись идеей встретить Новый год в моей новой кухне — все-таки это важный этап в жизни. Планировали, составили меню и даже какой-то список развлечений. Но чем ближе к делу, там меньше энтузиазма у нас оставалось, — говорит девушка. — Во-первых, спать придется вповалку на матрасах в неотремонтированной комнате. Во-вторых, выйти особо некуда — кругом такие же корпуса, из которых будут сыпаться петарды, а отойти подальше — старые пятиэтажные районы. Получилось, как в анекдоте про фальшивые елочные игрушки — перспектива как-то не радует. Мы осознали к концу декабря и единогласно решили — поставим елку у меня на кухне, отметим католическое Рождество, а Новый год встретим у девчонок в Хамовниках. Так и сделали — и это был лучший Новый год в моей жизни: мы гуляли по набережной с шампанским, зашли в несколько баров, а днем завтракали с видом на Новодевичий монастырь».

В Москву, в Москву!

После этого Настя прожила в новой квартире всего полгода. Ей не нравилось все — соседи, окружение, вид из окна, а особенно — дорога до Москвы и обратно. «Солнцево на этом фоне выглядело уже не таким дном: теперь, если мне надо было на работу к 9 утра, надо было "закладываться" еще и на то, чтобы простоять от 30 до 40 минут в очереди, просто чтобы зайти на платформу и сесть в электричку. Дальше, действительно, как и обещал застройщик, ты за полчаса доезжаешь до центра Москвы, но стоя в толпе таких же несчастных — из которых половина еще и не заморачивается по гигиене». По вечерам она кое-как пыталась продолжать ремонт, хотя сил на это не было. Почти все выходные проводила у подруг в Хамовниках.

Последней каплей стало одно из возвращений домой — Настя организовывала мероприятие, которое заканчивалось глубокой ночью: «Это была огромная тусовка, все ели и пили — кроме меня, которой приходилось за всем этим следить. В итоге все закончилось уже после двух ночи, гости всё не хотели расходиться. Потом мы с коллегами собирали реквизит, провозились до полчетвертого. Мне предлагали поехать ночевать к коллеге, но я не хотела никого обременять и решила досидеть на вокзале до первой электрички. Выпила кофе, села в электричку и тут же отключилась. А проснулась — в Петушках. Это, на минутку, два с половиной часа от Москвы! Оказывается, я настолько устала и отупела, что перепутала свою электричку. Счастье, что не избили и не ограбили по дороге — хотя тетки-дачницы смотрели брезгливо: вся мятая, с размазанной косметикой, в туфлях на каблуках и с прической, и в 7 утра в Петушках».

На этом Настин роман с Подмосковьем был окончен. «Я приехала домой, выспалась и села мониторить сайты по аренде. Решила сдать эту квартиру так, чтобы хотя бы половину ипотеки покрывать, а самой снять жилье в Москве — свое жилье это, конечно, хорошо, но больше так мыкаться я не могла».

В результате все сложилось еще лучше, чем Настя думала: во-первых, сдала квартиру семейной паре, которые готовы платить 22 тысячи рублей в месяц и жить без ремонта. А во-вторых, ей позвонила Рената и осторожно сообщила, что Света, третья соседка, уезжает в Брюссель по работе, и вот комната освобождается, не хочет ли Настя кого-то посоветовать?

«Я вцепилась в это предложение сразу и переехала на следующей день после отъезда Светы, — говорит Настя. — Квартиру сдаю и даже думать в эту сторону не хочу пока. Пусть живут съемщики — сначала эти, потом, может, найду тех, кто ремонт сделает. Возвращаться туда не думаю. Может, выплачу ипотеку и продам ее, возьму новый кредит и куплю жилье в Москве. Сейчас меня все идеально устраивает: соседки, образ жизни, до работы 20 минут. Я понимаю, есть такие люди, кому та жизнь, в пригороде, в своей квартире, подойдет идеально. Но это точно не я».


Источник: Дом.Лента.ру